Концепт и значение

Впервые вопрос о соотношении значения и концепта был поднят С.А. Аскольдовым [Аскольдов 1997: 271]. На современном этапе развития науки дан­ная проблема рассматривается во многих работах лингвистов [Колесов 2006; Никитин 1988; Пименова 2003; Попова, Стернин 2002, 2007].

И.М. Кобозева отмечает: «термин значение один из главных в семан­тике, печально известен своей неоднозначностью» [Кобозева 2000:43].

Одно из самых существенных различий концепта и значения связанное с их содержанием, внутренним объёмом. «Концепт значительно шире, чем лексическое значение» – такова точка зрения, высказанная С. А. Аскольдо­вым [Аскольдов 1997: 270, 275].

Д.С. Лихачёв считает концепт «алгебраическим» выражением значе­ния, «ибо охватить значение во всей его сложности человек просто не успе­вает, иногда не может, а иногда по своему интерпретирует его…» [Лихачёв 1993: 4].

Каким из словарных значений слова репрезентируют концепт, выясня­ется обычно из контекста, а иногда даже из общей ситуации общения. Кон­цепт возникает не непосредственно из значения слова, а является «результа­том столкновения словарного значения слова с народным и личным опытом человека [Лихачёв 1993: 4]. Слово, таким образом, «служит этикеткой для концепта» [Cadiot 2002: 54]. В этом смысле, объём концепта прямо пропор­ционален культурному опыту человека. Концепт тем богаче, чем богаче со­словный, национальный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, пользующегося концептом.

В трактовке Д.С. Лихачева концепт получает лингвокультурологиче­ское наполнение, поскольку из приведенных выше определений следует, что исследуемое понятие включает в себя помимо денотативной отнесённости коммуникативно значимую информацию, связанную с тем или иным объек­том.

Соотношение значения и концепта определяется их категориальным статусом. «Концепты – единица концептосферы, информационной базы че­ловека, значение единица семантического пространства языка. Значение своими системными семами передаёт определённые признаки, образующие концепт, но это всегда лишь часть информационного содержания концепта. Для полной экспликации концепта нужны многочисленные лексические еди­ницы, а значит многие значения» [Попова, Стернин 2007: 19].

Такая же точка зрения на соотношение значение и концепта высказы­вается А.А. Худяковым: «…соотношение концепта и значения определяется их онтологическим статусом. Значение – феномен языковой. Концепт – явле­ние мыслительное. Формируясь на основе соответствующих концептов, имеющих универсальную природу, языковое значение констатирует десиг­натную часть словесных знаков, носящих идиоэтнический характер и обу­словленных типологическими особенностями конкретных языков» [Xудяков 1996: 102–103]. Таким образом, А. А. Худяков противопоставляет значение и концепт как языковое и мыслительное, как универсальное (наднациональное) и национально-специфическое.



Концепты – это посредники между словами и экстралингвистической действительностью, поэтому значение слова не может быть сведено исклю­чительно образующим концептам. Значением слова становится концепт, «схваченный знаком». «В этом смысле трудно согласиться с мнением А. Вежбицкой, что значения в определенном соотношении независимы от языка. Независимы от языка именно концепты, идеи, и не случайно, что только часть их находит свою языковую объективацию» [Кубрякова 1997: 92].

Оба явления – значение и концепт – когнитивной природы, оба пред­ставляют собой результат познания и отражения действительности созна­нием человека, нo кoнцeпт – это результат эмоционального переживания, ло­гического осмысления, оценивания человеком окружающего его мира. Кон­цепт включает в себя сведения о том, что человек воображает, предполагает, знает об объектах мира. Концепт соотносится со значением как целое фраг­ментарное, как общее с частным. Это две стороны одной и той же менталь­ной сущности.

В.А. Маслова рассматривает, что значение и концепт – это разные тер­мины, которые не находятся во взаимооднозначным соответствии. Кон­цепт представляет собой относительно устойчивый и стабильный когнитив­ный слепок объекта действительности, так как он связан с миром более по­средст­венно, чем значение. Слово же своим значением представляет лишь часть концепта. Однако получить доступ к концепту лучше всего через сред­ства языка, через слово, предложение, дискурс [Маслова 2007: 37].

Таким образом, значение и концепт – это явление когнитивной, мысли­тельной природы, представляет собой результат отражения действительности сознанием. Однако концепт – это когнитивное сознание, а значение – эле­мент языкового сознания, соответственно, значение есть единица семантиче­ского пространства языка, а концепт – концептосферы. Содержание концепта намного глубже и шире лексического значения слова, так как включает в себя не только актуальные для сознания смысловые компоненты, но инфор­мацию, отражающую общую информационную базу человека, его энцикло­педические знания о явлении или предмете, которые могут не обнаружи­ваться в речи. Значение – квант семантического пространства – прикреплено к языковому знаку. Концепт как элемент концептосферы с конкретным язы­ковым знаком не связан. В концептах больше аккумулируется культурный уровень каждой языковой личности, а сам концепт осуществляется не только в слове, но и в словосочетании, высказывании, тексте, дискурсе.



Помимо встречающихся в научной литературе различных интерпрета­ций термина концепт, исследователь сталкивается и существующими разно­образными подходами к типологии концепта.


3927025382929205.html
3927068511960357.html
    PR.RU™