Рабство как источник первоначального накопления капитала  

Рабство как источник первоначального накопления капитала

В любом учебнике по экономике или истории можно прочитать: современный капитализм (т.е. западная цивилизация) берет свое начало с накопления капитала. Процесс первоначального накопления в европейских странах продолжался примерно 2-2,5 века (с конца XV по XVIII век). В тех же учебниках мы можем узнать, что первоначальное накопление капитала представляет собой создание условий для капиталистического производства и что всего таких условий два. Эти два условия тесно взаимосвязаны, представляя собой «две стороны одной медали».

Первое - наличие работников, которых капиталист мог бы использовать в этом производстве. Для этого тех свободных работников, которые существовали в европейском обществе, надо было лишить земли и других средств производства, то есть превратить их в наемных работников. О наемном труде как разновидности рабства мы будем говорить в следующих разделах.

Второе - наличие богатств, с помощью которых можно организовать капиталистическое производство. Богатства эти имели как натурально-вещественную (прежде всего земля и месторождения природных ресурсов), так и денежную форму.

Среди источников накопления богатств авторы называют следующие:

1) ростовщические доходы (которые стали быстро расти благодаря тому, что Католическая церковь ослабила свою борьбу с ростовщичеством, фактически легализовав ссудный процент);

2) экспроприация личных наделов крестьян и имущества ремесленников (в том числе через изъятие этого имущества для погашения ростовщической задолженности; в Англии изъятие земель осуществлялось в виде «огораживания»);

3) «секуляризация» церковной собственности (превращение ее в «светскую»);

4) доходы от пиратской деятельности;

5) доходы от ведения разбойных войн (например, золото и серебро, которое испанские конкистадоры захватывали в Америке во времена так называемых «великих географических открытий») [379];

6) доходы от налогового ограбления населения (перетекающие из государственной казны в карманы первых капиталистов через систему налоговых откупов, через государственные подряды, выплату процентов по государственным долгам и др.);

7) доходы от неэквивалентной внешней торговли (особенно характерно для Нидерландов и Англии);

8) доходы от работорговли;

9) доходы от использования рабского труда.

Из всех источников первоначального накопления особо важными являются последние два. О них, как правило, в учебниках пишется мало. Остановимся на этих источниках подробнее.

Работорговля. Следует признать, что торговля «живым товаром» имела место на протяжении большей части истории человечества. Зарождение торговли рабами относится к тем временам, когда еще не было письменности. Мы уже подробно говорили о работорговле, которая существовала в Древнем Риме. В Средние века работорговля была важной частью экстенсивной экономики таких государств, как Арабский халифат, Золотая Орда, Крымское ханство, Османская империя. Монголо-татары, обратившие огромные массы населения в рабство, продавали «живой товар» мусульманским купцам и итальянским торговцам, с середины XIII века владевшим колониями в северном Причерноморье, на константинопольском рынке и т.д. Среди рабов было и много славян, проживавших на территории Московской Руси.



Вместе с тем резкий взлет работорговли начался в эпоху первоначального накопления капитала в Европе и в результате так называемых «Великих географических открытий ». Период активной международной работорговли продолжался более трех столетий. Он начался в первой половине XVI века и закончился примерно в середине XIX века. Это была преимущественно трансатлантическая торговля в рамках так называемого «золотого треугольника» . Тремя центрами этой международной торговой системы были:

1. Европа - такие страны, как Испания, Португалия, Нидерланды, Великобритания, Франция. Из портов европейских стран выходили суда, груженные такими товарами, как ружья, спиртные напитки, ткани, лошади, инструменты и т.п. Суда направлялись к берегам Западной Африки.

2. Африка - там европейские товары обменивались на местных рабов. Рабы принадлежали местным племенным вождям. Рабами были туземцы, попавшие в плен в результате местных войн. Рабов также ловили сами африканцы, специализировавшиеся на этом бизнесе. Суда, нагруженные рабами, отправлялись через Атлантический океан в европейские колонии в Карибском море и Южной Америке.

3. Америка - здесь африканские рабы обменивались на драгоценные металлы, продукцию местных плантаций (кофе, сахар, хлопок, табак). Суда, груженные колониальными товарами, направлялись в Европу, где они продавались за деньги и/или обменивались на новые партии европейских товаров.

На первых порах европейские колонизаторы пытались обходиться в Америке местными рабами - индейцами. Однако индейцы плохо подходили на роль рабов. Они постоянно сопротивлялись, устраивали восстания, а в результате нещадной эксплуатации быстро умирали. После этого колонизаторы начали «зачистку» американских колоний от индейцев и стали целенаправленно замещать их чернокожими африканцами. Первые партии африканцев по трансатлантическому маршруту были доставлены в Америку в 1510 году.



Европейские работорговцы потеснили на рынке «живого товара» арабов, которые до начала XVI века были основными поставщиками рабов из Африки («живой товар» поставлялся как в страны Ближнего и Среднего Востока, так и в Южную Европу). Первыми среди европейцев работорговлей стали заниматься португальцы, которые еще до Великих географических открытий взялись за колонизацию западного берега Африки. Именно португальцы в 1440-х гг. привезли в Европу первых чернокожих рабов. Особую активность в торговле «живым товаром» из Африки европейские торговцы стали проявлять после основания крупных торговых компаний в Голландии, Англии, Франции (1621-1631), получивших привилегии на поставки рабов от королей («Вест-индские торговые компании»). В 1698 году английский парламент разрешил заниматься работорговлей частным лицам. Еще раньше Католическая церковь дала свое благословение на занятие этим бизнесом. Так, в 1452 г. папа Римский Николай V своей буллой санкционировал захват португальцами африканских земель и обращение их жителей в рабство. Мы уже отмечали выше трогательную «заботу» Католической церкви о рабах: она требовала их крещения для того, чтобы невольники, которые долго не жили, могли «спасти душу».

После открытия Америки португальские работорговцы стали поставлять основную часть «живого товара» в Южную Америку, в первую очередь в Бразилию. Вслед за португальцами работорговлей занялись испанцы, французы, голландцы и англичане.

Оценивая количество рабов, поставленных по трансатлантическому маршруту в колонии на территории Америки, исследователи называют цифры от 7 до 28 млн человек. Такой диапазон отчасти объясняется тем, что одни оценки отражают количество отправленных, а другие - количество полученных рабов. Эти цифры могли сильно отличаться друг от друга в силу высокой смертности рабов в ходе изнурительного путешествия через океан (нормальной считалась «естественная» потеря примерно 20% «живого товара»; однако во время эпидемий на кораблях эти потери могли превышать и 50%).

Оценки количества рабов, которые были поставлены и получены в результате торговли «живым товаром», должны дополняться другой статистикой - человеческих смертей. Во-первых, смертей в процессе последующей эксплуатации поставленных на плантации или в рудники рабов. Во-вторых, смертей во время трансатлантических перевозок. И в-третьих, смертей в процессе «добывания» «живого товара» в странах-экспортерах. Ведь рабы «добывались» в ходе войн и военных рейдов, а кроме того, проводились также многочисленные кампании по «устрашению» местного населения, сопровождавшиеся массовыми убийствами. Судя по всему, на одного раба, который трудился на плантациях в Америке, приходилось несколько умерших или убитых туземцев. Согласно одной из оценок, суммарные людские потери в результате трансатлантической работорговли составили 112 млн человек [380]. Несмотря на столь высокие «издержки», норма прибыли по операциям с «живым товаром» в рамках «золотого треугольника» составляла сотни и даже тысячи процентов.

Использование рабского труда. Прежде всего рабы, завезенные из Африки в Южную и Центральную Америку, использовались на плантациях по выращиванию тропических и субтропических культур - кофе, хлопка, табака, сахарного тростника. Кроме того, они были задействованы в добыче драгоценных металлов. На страны Южной и Центральной Америки, по оценкам, пришлось 90% всех черных рабов, которые вывозились из Африки. На первом месте среди всех американских государств была Бразилия - 20% всех африканских рабов. На Северную Америку пришлось 10%.

Белые колонисты в Америке сколотили большие состояния. Это стало возможным за счет низких издержек на содержание рабов, большой интенсивности труда, продолжительного рабочего дня. Например, в начале XIX века чернокожие невольники на плантациях сахарного тростника на Ямайке работали 4 тыс часов в год - примерно в 2 раза больше, чем фабричный рабочий в Европе. В Североамериканских Соединенных Штатах они эксплуатировались на хлопковых плантациях южных штатов, в результате чего на хлопчатобумажные фабрики Манчестера, Ливерпуля, других английских городов поставлялось много дешевого хлопка. А в XIX веке рабы создавали в США сеть железных дорог. В 1860 г. чернокожие составляли 13% населения страны, причем 89% из них были рабами. 95% черных рабов находилось в южных штатах, где обеспечивали высокий уровень жизни белых колонистов. Уровень жизни белого населения южных штатов был гораздо выше, чем в северных.

Впрочем, использование рабского труда не ограничивалось эксплуатацией африканских невольников в Южной, Центральной и Северной Америке. Местные туземцы использовались в качестве рабов в колониях, расположенных в самой Африке, а также в Азии. В Африке рабы использовались в шахтах и карьерах для добычи драгоценных металлов (прежде всего золота), других металлов, выращивания тропических культур. В Азии колонизаторы фактически обратили в рабство громадное население Индии, Индонезии, Филиппин, Вьетнама и многих других стран. Обращено было в рабство и местное население Австралии, ставшей колонией Великобритании.

Более того, в рабов превращались и белые европейцы («белые рабы»). Мы сейчас оставляем в стороне серьезный вопрос о превращении бывших «огороженных» и ограбленных крестьян Европы в крепостных и об использовании труда этих «новых» рабов в самой Европе. Отметим только, что это был очень существенный «внутренний» источник первоначального накопления капитала в Европе. Но кроме того труд «белых рабов» использовался в колониях европейских стран. Речь идет о «белых рабах» из Великобритании, которые оказывались в североамериканских штатах. В результате «огораживания» в Великобритании оказалось большое количество бродяг. Их помещали в тюрьмы, а затем направляли на «исправительные работы» за океан. Кроме бродяг в разряд «белых рабов» попадали бедные англичане, которые «искали счастья» в Новом Свете. Поскольку денег для путешествия в «обетованные земли» у них не было, они договаривались о «путешествии в кредит». Обязательства по такому «кредиту» необходимо было покрывать работой в качестве слуг на новом месте. Таких «искателей счастья» называли «кабальными слугами». Работать на хозяина им приходилось в течение нескольких лет. Некоторые окончательно запутывались в долгах и становились пожизненными «белыми рабами». Как отмечает Э. Вильямс, в XVII-XVIII вв. «кабальные слуги» составляли половину всех английских переселенцев в Америку [381].

Развитие капитализма в Европе и мирового капиталистического рынка дало сильный импульс возрождению физического рабства, которое в Средние века начало постепенно сходить с исторической сцены. Вот что по поводу этого «ренессанса рабства» пишет Б. Кагарлицкий: «Разумеется, рабство полностью не исчезло на протяжении Средневековья, но оно играло второстепенную роль в странах Азии и Северной Африки, почти полностью исчезнув в Европе. И все же именно формирование новой мировой экономики и развитие торгового капитализма способствовали возрождению рабства в качестве признанного социального института по обе стороны Атлантики. К XVIII веку рабство и работорговля достигают в процессе становления нового, свободного мира и формирующегося либерального капитализма значительно больших масштабов, чем в средиземноморском мире Античности» [382].

Без преувеличения можно сказать, что в конце XVIII - начале XIX вв. по крайней мере половина трудоспособного населения планеты использовалась в качестве рабов для обеспечения накопления капитала горстки будущих мировых олигархов .

Принято считать, что использование рабского труда было важным фактором первоначального накопления капитала. Однако значение рабского труда не ослабло, а даже возросло на следующем этапе, когда капитализм уже сложился . Между тем следует иметь в виду: «молодой» капитализм в Европе и в Северной Америке в XVIII-XIX вв. развивался не параллельно физическому рабству, а благодаря ему. Потребности «молодого» капитализма требовали дешевого сырья и дешевых товаров, на основе которых развивался промышленный и торговый капитал Европы и Северной Америки. Дешевое сырье и дешевые товары давали рабовладельческие хозяйства Южной и Центральной Америки, а также отчасти Африки и Азии. Бразильский исследователь Антонио Карлос Маццео отмечает, что плантационное хозяйство, основанное на рабском труде, было бы невозможно без существования капиталистического рынка в Европе. «Рабовладельческая экономика Нового Света «отнюдь не представляет собой какой-то особый способ производства, существующий отдельно от капитализма, напротив, перед нами специфический тип капитализма» [383]. Ученый сравнивает американское рабство XVIII-XIX вв. со «вторым изданием крепостничества» в Восточной Европе, где несвободное состояние крестьянства стало наилучшим средством для того, чтобы удовлетворять западный спрос.

Использование рабского труда на плантациях и рудниках позволяло субсидировать экономику Запада. Без такого субсидирования капитализм из ростовщической и торговой формы не смог бы перерасти в промышленный капитал. Благодаря такому субсидированию создалась иллюзия того, что капитализм самостоятельно способен что-то создавать, что английская промышленная революция - объективный результат внутреннего развития капиталистического способа производства.

О решающей роли рабского труда в первоначальном накоплении капитала и подготовке условий для создания крупного машинного капиталистического производства писал еще К. Маркс в своем письме П. В. Анненкову (28 декабря 1846 года): «Прямое рабство является такой же основой нашей современной промышленности, как машины, кредит и т.д. Без рабства нет хлопка, без хлопка нет современной промышленности. Рабство придало ценность колониям, колонии создали мировую торговлю, а мировая торговля - необходимое условие крупной машинной промышленности» [384].

Сегодня признается, что работорговля и рабский труд, который использовался колонизаторами Европы и Северной Америки, были главными факторами, обусловившими высокий современный уровень жизни стран Запада, так называемого «золотого миллиарда». Известный французский этнограф и социолог К. Леви-Строс прямо заявил: «Запад создал себя из материалов колоний» [385].

Западная цивилизация была создана буквально на крови и костях бесчисленного количества тех, кто жил за пределами Западной Европы. Мы уже называли суммарную цифру человеческих потерь, вызванных трансатлантической работорговлей, - 112 млн человек. К ней надо прибавить еще от 90 до 120 млн человеческих жизней, потерянных в результате безжалостной колонизации Америки - Южной, Центральной и особенно Северной [386]. Кроме того, в основании фундамента западной цивилизации - кости миллионов самих европейцев - жертв «огораживаний», а также «белых» рабов, которые вывозились из Европы (преимущественно Великобритании) в североамериканские штаты.

Забегая вперед, отметим, что в XVIII веке Европа из фазы первоначального накопления капитала стала переходить в фазу промышленного развития («промышленной революции»). Молодому капитализму нужны были рынки сбыта, и Европа пошла на второе «завоевание» колоний. Целью первого завоевания было получение «живого товара», рабской рабочей силы. Целью второго - источники дешевого сырья и рынки сбыта. Выражаясь современным языком, происходила насильственная «интеграция» колоний в мировое капиталистическое хозяйство. Результатом такой «интеграции» стали нищета и смерть местных жителей. Так, в Бенгалии - провинции Индии - было уничтожено хлопчатобумажное производство, которое не выдержало конкуренции со стороны машинного производства Англии. В 1769-1770 гг. там возник голод, который унес жизни 7 млн человек (треть населения Бенгалии). В 80-90-е гг. XIX века голод туда вернулся вновь, и умерло еще 10 млн человек. Постепенно влияние англичан распространилось на всю Индию, и голод стал общенациональным бедствием этой страны. За последнюю четверть XIX века там умерло от голода 26 млн человек, т.е. в среднем в год получается более 1 миллиона смертей [387]. К таким же неисчислимым человеческим жертвам привели усилия Запада по «интеграции» в мировое капиталистическое хозяйство Китая в результате серии «опиумных войн» в XIX веке [388].

Не только у целых стран, но и у отдельных крупных и крупнейших «респектабельных» банков и корпораций имеются свои собственные, нередко очень кровавые истории «первоначального накопления капитала» [389]. Естественно, ныне их руководство предпочитает не распространяться о прошлом своего бизнеса. Какой-то американский бизнесмен начала прошлого века сказал: «Я могу отчитаться за каждый заработанный цент, только не спрашивайте меня, как я сделал первый миллион».

В 2005 году на экраны кинотеатров Великобритании и других стран вышел фильм Роберта Бэкфорда «Империя расплачивается», в котором был поставлен вопрос об ответственности Запада за экономическое и социальное отставание Африки. Бэкфорд призывает руководителей Запада признать, что в результате торговли «живым товаром» и эксплуатации рабов на протяжении нескольких веков у Запада образовался гигантский долг перед Африкой. Только долг Англии, по оценкам Бэкфорда, исчисляется триллионами фунтов стерлингов. Об этом же пишет Джозеф Иникори в своей книге «Африканцы и промышленная революция в Англии»: без африканцев (вернее, без их рабского труда) не было бы ни английской промышленной революции, ни современной благополучной Англии.

А вот еще одна книга - «Великое расхождение: Китай, Европа и создание современной мировой экономики», которая принадлежит перу американского исследователя Кеннета Померанца [390]. Он в своей работе пытается понять, какие причины обусловили экономическое отставание Китая от стран Запада. Ведь еще три столетия назад Китай как минимум не уступал европейским странам по уровню экономического развития. Пытается исследователь объяснить и неожиданный взлет в мировой экономике североамериканских колоний. По его мнению, Америка является в первую очередь плодом Африки, а не Европы, как это принято считать. До 1800 года гораздо больше африканцев, чем европейцев, пересекло Атлантику в направлении Северной Америки (разные источники указывают, что число черных переселенцев превышало число белых переселенцев в 2-5 раз). Хотя черных рабов в Европе в эпоху становления капитализма было очень немного, они, по мнению Померанца, также сделали серьезный вклад в экономический подъем этого региона. Европейские торговцы имели в Африке рынок сбыта тканей, которые там менялись на рабов. В Америке рабы менялись на драгоценные металлы, которые приходили в Европу и питали первоначальное накопление капитала. Европа также «питалась» и продолжает «питаться» за счет прямых поставок из Африки таких товаров, как пальмовое масло, нефть, медь, хром, платина, золото. В производстве и добыче этих товаров до недавнего времени активно использовался труд африканских рабов, которых даже не надо было вывозить за пределы континента. Особое место занимают поставки золота. Английская монета «гинея» называется так потому, что золото для ее чеканки добывалось в западноафриканской стране Гвинее. А в 1880 году правительство Великобритании планировало переименовать английский фунт стерлингов в «рэнд» (южноафриканская монета) - в связи с тем, что английская валюта зависела от поставок желтого металла с юга африканского континента. Рабский труд в золотых шахтах ЮАР продолжался, как известно, и после Второй мировой войны.

Ричард Дрэйтон в статье «Эксплуатация Африки» [391]совершенно справедливо пишет о неприличной политике Запада в отношении современной Африки. Последняя, как постоянно напоминают средства массовой информации, является хроническим должником Запада по получаемым от него кредитам. Страны «золотого миллиарда» вынуждены время от времени списывать эти долги, выставляя это как великое благодеяние со своей стороны. Дрейтон, ссылаясь на данные из упомянутого фильма Бэкфорда, пишет: «...долг Африки - мелочь по сравнению с тем, что Запад на деле должен Африке. Эксперты в фильме Бэкфорда подсчитали, что долг Англии перед африканцами в Африке и в диаспоре исчисляется триллионами фунтов стерлингов. Хотя это полезный подсчет, его основа ошибочна. Не потому, что преувеличена, а потому, что настоящая сумма попросту неисчислима. Потому, что без Африки и ее продолжения - плантаций на Карибах, сам современный мир, каким мы его знаем, не мог бы существовать».

Кстати, долг Запада Африке, как показывают подсчеты, измеряется даже не в триллионах, а в сотнях триллионов (долларов, фунтов, евро). В 1990 г. африканские государства впервые приняли декларацию, в которой потребовали, чтобы страны Запада, а также компании, которые нажились на работорговле, выплатили странами черного континента 777 триллионов долларов США в качестве репараций [392]. Можно без преувеличения сказать, что западная цивилизация была создана на костях и рабском труде народов всех континентов Земли. Основа западной цивилизации - насилие и смерть. Вот что по этому поводу пишет О. А. Платонов в книге «Русская цивилизация»: «...Европейцам стала принадлежать собственность и сама жизнь десятков, а позднее и сотен миллионов людей на захваченных территориях, уровень цивилизации которых был нередко выше западной. В среднем на каждого европейца приходилось несколько убитых и порабощенных коренных жителей колоний. Так осуществлялось первоначальное накопление западной цивилизации» [393].

Самое главное: встав на путь насилия и смерти, сойти с него западная цивилизация уже не может. Убийства, войны, рабство - источники существования западной цивилизации. На эту органическую связь прошлого и настоящего насилия, прошлого и настоящего рабства в рамках западной цивилизации обращает внимание О. А. Платонов: «Ограбление других стран и неравноправный обмен с ними стали парадигмой развития западной цивилизации, объясняющей ее внутреннюю суть. Возникнув на такой основе, западная цивилизация уже не может существовать иначе, как эксплуатируя народы других стран. Именно на этом покоится ее экономическое процветание» [394]. Запад, конечно, старается камуфлировать эту связь прошлого и настоящего. В том числе пытаясь придать современному рабству видимость «цивилизованной трудовой деятельности» (но об этом у нас будет специальный разговор в следующих главах книги).


3922528367314962.html
3922636068154238.html
    PR.RU™